Saltar al contenido

Исповеднический подвиг отца Владимира Скалона и раскольническая ложь

Будь верен до смерти и дам тебе венец жизни (Откр. 2:10)

В связи с памятной датой Исторического Примирения двух частей Русской Православной Церкви в день Вознесения 2007 года и в продолжение воспоминаний о приснопамятном митрофорном протоиерее Владимире Скалоне, бывшем в течении ряда лет администратором нашей епархии, нельзя обойти молчанием его исповеднический подвиг в конце жизни. Тогда на его старческих глазах разыгралась трагедия раскола в Русской Церкви и предательства ее многолетних прихожан, острым ножом ранившее сердце пастыря и ставшая его личной Голгофой, пройдя которую, он безвременно рано окончил свои дни.

Бунтарские настроения против «единения с Москвой» среди паствы и части клириков Южной Америки начались задолго до подписания Акта о Каноническом общении. Не последнюю роль играли в этом деньги американских фондов, щедро раздаваемые всем, кого можно было купить в среде русский белой эмиграции взамен на принятие резко антироссийских позиций.

Накануне Примирения двух частей русской Церкви

В 2006 году в Сан-Франциско прошел Архиерейский Собор РПЦЗ, итогом которого было «Послание к боголюбивой пастве«, где четко говорилось, что «достигнуто общее согласие поэтапного развития канонического и евхаристического общения между разрозненными частями единой Русской Церкви«, а под этим утверждением стояли подписи всех 13 тогдашних архиереев Зарубежной Церкви, в том числе и ныне изверженного из сана Агафангела Пашковского, тогда еще не возомнившего себя «первоиерархом». На этом соборе присутствовали и непримиримые южноамериканские клирики, которым даже доверили подсчет голосов, дабы они лично удостоверились в отсутствии подтасовки. Соборное решение большинства зарубежного духовенства и эмиграции нисколько не убедило их и не сломило веру в исключительную правдивость их личных взглядов. Вернувшись, они всячески пытались посеять свой немирный дух среди здешней паствы. Отец Владимир всегда держался в стороне от этих страстных, наполненных кровяного разгорячения и ненависти дискуссий. Он честно и открыто говорил всем, что не разбирается в этих вещах, которые находятся целиком в компетенции Архиерейского Синода. Каждый священник во время своей хиротонии дает клятву верности начальству своей юрисдикции. Давал ее и отец Владимир, и ни под каким предлогом не намерен был ее нарушать. Во время частного посещения одного из госпиталей Буэнос-Айреса в неформальной беседе батюшка произнес: «Ни в какой раскол я не пойду. Я стар, и не могу болтаться по расколам. Я воспитанный, приличный человек».

Предательство мятежников и попытка захвата Кафедрального Собора

Первоначальным источником раскола аргентинской русской паствы был клир храма преп. Сергия в Бажестере, настоятель которого оказался незаконно «назначен» раскольником Пашковским вместо отца Владимира на должность Настоятеля Воскресенского Собора. Приходившие оттуда «его» люди безумно и дерзко требовали, чтобы отец Владимир Скалон ушел со своего места служения, до слез оскорбляя его. Этому есть немало свидетельств. Приходили даже во время богослужений, бесчинно ходя по храму, фотографируя его, и всем видом показывая презрение и неуважение к законному Настоятелю епархиального Собора. Но и среди паствы самого Собора оказалось немало зараженным этим недугом к моменту подписания Акта в Москве. Многие из этих людей считали себя глубоко верующими, якобы послушными Матери-Церкви чадами. Многие были многолетними членами причта и клира, занимали важные должности в Приходе а также были духовными чадами отца Владимира, которых он крестил, венчал, исповедовал и наставлял в течении нескольких десятков лет. Но они решили уйти из Церкви, поддавшись пропаганде мятежных псевдо-пастырей. Но даже уйдя из храма, эти люди по окончании богослужений приходили в Собор, бессовестно забирали все деньги из церковной лавки (пользуясь своими уже недействительными в тот момент полномочиями) и бесчестно психологически давили на старого, физически немощного человека, добиваясь его «слома» и ухода.

Испробовав все способы психологического давления, беззаконники однажды поменяли замок во входной двери Собора накануне субботней Всенощной, чтобы батюшка, придя, не мог войти и служить. Отец Владимир, несмотря на безмерное внутреннее страдание – как за себя, так и за Церковь, и за души тех, кто ведали, что творят – выдержал эти пытки до конца, не предав ни себя, ни вверенное ему стадо Христово.

Надо признать: болезненный, невротический страх перед всем, что исходило «из Москвы» исторически встречался у изрядной части представителей старой белой эмиграции. Его психологические причины вполне можно понять, зная о трагической истории беженцев от коммунизма. Но Церковь – это не место политических разделений и баталий, и люди, приходившие в нее именно для встречи со Христом, а не для других причин, исцелялись от этого страха. Доказательством этого была живая и чистая душа отца Владимира, которая также прошла на своем опыте тяготы гонений. Однако батюшка равно принимал в своем храме как представителей «старой», так и «новой» эмиграции из России 90-х -2000-х годов, в которых некоторые из «старых» видели не братьев во Христе, а представителей «советов» и «коммунистов». Батюшке были чужды подобные предрассудки, любой человек был для него прежде всего чадом Божиим.

Так, приехавшая в начале ХХI века из России Елена Чепурина именно после встречи с о. Владимиром впервые в жизни захотела и начала посещать храм и богослужения. Она даже сама попросилась петь в Соборном хоре – к великому удивлению своего мужа, уже до этого ходившего Православный храм, в который категорически отказывалась идти его жена. Елена даже ничего не знала тогда о понятии «Зарубежная Церковь», не знала и о трагическом разделении Русской Церкви в ХХ веке, которое милостью Божией было излечено в мае 2007 года. Перед этим событием она была свидетелем, как неоднократно батюшку оскорбляли его прихожане, грубо и дерзко споря с ним во время приходских собраний. Лишь дьякон отец Никола защищал тогда Настоятеля, и очень изредка немногие прихожане. После каждого такого собрания, выдержав натиск дерзости и агрессии, батюшка словно все больше сгорбливался, все сильнее «сдавало» его здоровье. Сам он говорил прихожанам: «Мы все ведь – только песчинки в этом мире. Что мы можем уразуметь своим маленьким умом? Я, может, сам лично где-то не до конца в чем-то согласен с позицией Синода, но раз Синод так решил, мы должны, как христиане, принять это Соборное решение«.

Церковный хор уходит в раскол

Когда же произошло, наконец, долгожданное Примирение между двумя русскими юрисдикциями, регент соборного хора, где пела Елена, сказал ей: «Мы уходим. Вы с нами или остаетесь?» Елена ответила, что останется с отцом Владимиром – ибо она в нем видела именно Пастыря, а не оппонента для споров и дискуссий. Из всего хора осталась только Алексей Попов и Елена – недавно пришедшая в храм, едва выучившая самые ходовые напевы, не вникая еще в тонкости богослужения. Она, как могла, стала помогать батюшке проводить службы в когда-то многолюдном, а теперь опустелом храме: «Бывало, батюшка подойдет ко мне, прервав Всенощную, напоет мне быстро нужный мотив, и идет дальше кадить пустой храм. А я уж, как могу, пою одна«. Постепенно она изучила все службы, некоторые из певчих одумались, и вернулись – вновь образовался небольшой хор. Не вернулся, правда, регент – он лишь, по просьбе Елены, принес ей кое-какие самые необходимые ноты – из тех, что он прихватил, уйдя, с собой – но принеся их, оставил на паперти перед храмом, даже не заходя внутрь.
Так, совсем недавно начавшая воцерковляться Елена стала соборным регентом, ревностно и старательно постигая науку православного богослужения. Сейчас Елена регентует в России. Как великое торжество единства Русской Церкви вспоминает она празднества 50-летия Воскресенского Собора в 2010 году: «Тогда чувствовалась большая радость между всеми, что мы теперь находимся в каноническом единении «с Бульнесом» – то есть прихожанами храма Московской Патриархии. Но это было уже всего лишь за месяц до кончины дорогого батюшки, которая не наступила бы так скоро, не будь той страшной трагедии в конце жизни этого пастыря, когда почти все его предали. Но Бог поругаем не бывает. Господь послал новых овец в Свое стадо, возвратив в него и некоторых временно заблудившихся, которых можно было спасти.

2010 год: Отец Владимир за месяц до кончины, с навестившими его иерархами : (слева направо) еп. Иоанн Каракасский и Южноамериканский (РПЦЗ), митрополит Платон (Удовенко) (Южноамериканская епархия РПЦ) и Первоиерарх РПЦЗ митр. Иларион,

Аргентинский Гражданский Суд остановил преступные намерения

Но вернемся к описанию исторических свидетельств исповедничества протоиерея Владимира Скалона, оставшегося верным до смерти. Обратимся к материалам, которые уже были опубликованы на предыдущей версии сайта нашей епархии, уничтоженной хакерами в 2015 году. А именно: Резолюция Аргентинского Гражданского Суда 2010 года, который отклонил претензии раскольников захватить имущество, документацию и управление «Православной Русской Конгрегации» с целью её вывода из юрисдикции Русской Православной Церкви Заграницей.

Первая страница из 30-и Резолюции Аргентинского Суда 2010 года

Являясь на момент раскола Управляющим Южноамериканской епархией, отец Владимир, по Уставу, возглавлял и эту Конгрегацию, являющуюся ее юридическим лицом перед Аргентинским Правительством. Устав Конгрегации, зарегистрированный еще в 1953 году в перед Аргентинским Правительством, был редактирован в 1957 году, согласно строгости Православных канонов, и эти изменения также узаконены Министерством Культов. Согласно действующей с тех пор и по сей день версии Устава, «председателем Конгрегации всегда должен быть ex oficio правящий архиерей или администратор Аргентинской Епархии РПЦЗ, в священном сане, во исполнение канонов Православной Церкви, указывающих, что хозяином церковного имущества может быть только Епископ.«

Беззаконное судилище над праведником

 Заблаговременно готовясь к расколу, его зачинщики внутри Зарубежной Церкви стали постепенно протягивать в состав Конгрегации новых членов. К моменту раскола в 2007 году, они уже выработали проект реформ Устава Конгрегации, в которых отметалась связь Конгрегации с Епископами РПЦЗ, а следовательно и уставная необходимость участия в ее Правлении православных Епископа и священников. В согласии с этими обновлениями, не дожидаясь их утверждения надлежащими властями, раскольники самовольно выбрали новый состав Правления «Православной Русской Конгрегации в Аргентине», под председательством одной женщины (!)

 Однако, несмотря на эти манипуляции, законным Председателем Конгрегации продолжал быть митрофорный протоиерей Владимир Скалон, признанный как таковой Генеральной Инспекцией Юстиции. Ввиду этого, раскольники решили «осудить» маститого 84-летнего старца, всю жизнь верно служившего Православной Церкви. Для этого они создали специальную «тройку» из мирян, непредвиденную ни в Уставе Конгрегации, ни в церковных Канонах, которая «осудила» митрофорного протоиерея Владимира Скалона и исключила его из состава Русской Православной Конгрегации, в Правлении каковой он состоял с момента её учреждения.

Генеральная Инспекция Юстиции Аргентины не утвердила раскольнический проект реформ Устава Конгрегации, и вследствие этого, не признала законным новый состав Правления Конгрегации, преждевременно и незаконно выбранный на их основании, подчеркнув, что протоиерей Владимир Скалон продолжает быть её законным председателем.

Тогда раскольники подали в суд в Генеральную Инспекцию Юстиции, пытаясь обжаловать это её решение. В апреле 2010 года Гражданский апелляционный суд Аргентины отклонил и эту жалобу и подтвердил решение Генеральной Инспекции Юстиции, одновременно постановив взыскать судебные издержки с подателей этой отвергнутой апелляции. (См. внизу № 9 «Под Южным Крестом», от мая 2010 года).

После этого раскольники, поняв, что больше не могут ссылаться на новый, незаконно ими выбранный, состав Правления Конгрегации и на её новую «председательницу», начали ссылаться на «митрополита Агафангела из Одессы», как на «епископа Аргентинской Епархии РПЦЗ» и, вследствие этого, будто бы автоматически также и «Председателя» Конгрегации. Аргентинскому МИД-у было сообщено, что этот «митрополит Агафангел» лично прибудет из Одессы в Буэнос-Айрес, чтобы зарегистрироваться в местном МИД-е как «глава РПЦЗ в Аргентине» и как «председатель Русской Православной Конгрегации в Аргентине».

После этого следуют троекратные визиты в Министерство культов ушедшего в раскол настоятеля храма в Бажестере, с требованием «… зарегистрировать подпись монсиньора Агафангела» . Резолюция МИД-а подробно описывает эти визиты по датам. Приходит также и некая адвокатша Др. Габроиэла Флоренция Роланди, с тем, чтобы «познакомиться с этим делом….и опротестовать от имени своих поручителей отказы МИД-а зарегистрировать подпись монсиньора Агафангела.«

Отвергая все эти незаконные требования и протесты, Аргентинский МИД обличает ту ложную подтасовку имен и названий, при помощи которой раскольники пытались обмануть Аргентинское Правительство:

Ложь раскольников

  • Протесты делаются якобы от имени РПЦЗ, по-английски «Russian Ortodox Church Outside of Russia (ROCOR)», а по-испански «Iglesia Ortodoxa Rusa en el extranjero». Однако, на самом деле эти протесты идут от другой, учрежденной в Нью-Йорке, организации, возглавляемой «прелатом Агафангелом», под названием: «Russian Ortodox Church Abroad, Synod of Bishops (ROCA)». Резолюция подчеркивает, что эти две церковные организации не тождественны, несмотря на сходство их названий. Резолюция обращает внимание на эту
    попытку (и на другие подобные попытки) ввести в заблуждение МИД, а также и на некоторые
    умалчивания, передергивания и неточности в заявлениях раскольников
    .
  • Полномочия указанной адвокатши недействительны, ибо они были даны незаконным составом Правления Конгрегации, не признанным Генеральной Инспекцией Юстиции, являющейся компетентной властью по отношению к Конгрегации. Кроме того, Конгрегация, захваченная раскольниками, не имеет прямого отношения к этому делу, касающемуся лишь РПЦЗ в Аргентине и находящемуся в компетенции МИД-а.
  • Приводя эти данные, Резолюция МИД-а Аргентины констатирует «неточность» (т.е. лживость)
    утверждений раскольников, что регистрация Аргентинской Епархии РПЦЗ будто бы произошла
    «двадцать шесть лет после учреждения Конгрегации, в октябре 1979 года», и что «её единственным еще живым учредителем является священник Владимир Шленев».

В этой резолюции, объемом в 30 страниц, подробно перечисляются все события и обстоятельства этого дела. Резолюция также изобилует весьма интересными и доскональными историческими и юридическими обоснованиями позиции МИД-а Аргентины в этом вопросе, с указанием имён общепризнанных русских, французских и аргентинских авторитетов в данной области.

Не Православный дух и устав самозванцев из «РПЦЗ(А)»


Судебная Резолюция, сравнивая фундаментальные основания Русской Зарубежной Церкви и группы отколовшихся от нее людей, узурпировавших ее название, особенно подробно и глубоко анализирует разницу между православным учением и протестантскими доктринами, и выносит следующее заключение:

«Онтологическая действительность и юридическая структура Православных
Церквей не соответствуют протестантским установкам, согласно которым Епископ не
является главой Церкви, а служащим гражданской ассоциации, возглавляемой группой мирян.
Эти внутренние нормы (каноны) Православных Церквей не могут быть приравнены к
уставным нормам (утверждаемых государствами), ибо они (церковные нормы) имеют
тысячелетнюю давность и предшествуют появлению национальных государств».

Таким образом, даже Аргентинский МИД, проведя тщательное и беспристрастное историческое расследование устроения и канонов ПРАВОСЛАВНОЙ Церкви, точно установил НЕ-Православность характера нынешних раскольнических организаций, выдающих себя повсеместно в Южной Америке за якобы «Православную» русскую церковь. (Имеются в виду приходские общины неканонической «Русской Православной Церкви Заграницей» юрисдикции «митрополита» Агафангела (Пашковского) – РПЦЗ(А)),

Одновременно, Министерство отказало представителям групп, ушедшим в раскол, в праве пользоваться в Аргентине наименованием «Русская Православная Церковь Заграницей»,

Выдавая себя и по сей день за якобы «Русскую Зарубежную Церковь» раскольники, не раз уличенные во лжи, вновь и вновь обманывают как русскую, так и всю местную общественность Аргентины. Этим они напрямую выказывают неповиновение не только церковным, но и гражданским властям, преступно удерживая в своем беззаконном владении как документы Православной Конгрегации, так и ее собственность. Но об этих преступлениях мы подробнее расскажем чуть позже.

Тяжелые судебные разбирательства, полные лжи и подтасовок со стороны преступников, вместе с клеветой и агрессией лично на отца Владимира Скалона, самозванный «суд» бывших пасомых над ним, легли непосильным бременем на его старческие плечи. Пройдя до конца это горнило испытаний, и сохранив верность Христовой Церкви, а значит, и Самому Христу, чистым праведником отошел он от нашей грешной земли на Небо.

Вечная ему память и низкий поклон за стойкость и верность Истине!

Резолюция Аргентинского Гражданского суда на испанском языке:

Deja una respuesta

Tu dirección de correo electrónico no será publicada. Los campos obligatorios están marcados con *