Saltar al contenido

Первый православный Царь: святой Равноапостольный Константин Великий

Бюст Константина Великого. Музей Прадо

История является учительницей жизни. Очевидно, что современные воспоминания прошлого на самом деле направлены на будущее.

Можно провести некоторую параллель между временами Святых Царей Константина и Елены и нашей современностью. Тогда, как и сегодня, цивилизованный мир находился на распутье. Римская Империя, приблизительно с середины 3 века после Р. Х., вступила в окончательный всеобщий кризис, вызванный не только устремлением варваров на территорию тогдашней цивилизации, но также, главным образом, и глубоким нравственным разложением самой этой цивилизации.

Томас Коул. Путь империи. Крушение

Римская религия давно уже изжила сама себя, растворившись в нескончаемом потоке разнообразных языческих верований, нахлынувших и затопивших полностью Рим, так что спасти государство с её помощью было невозможно. Христианство не было причиной смерти этих уже умерших верований, а целебной им сменой для новой жизни и надеждой для преображения общества и государства.

Именно с этого момента в Империи начинается период царствования военных императоров. Самым известным из них был император Диоклетиан. Он разделил административно Империю на две половины, каждую со своим императором, с титулом августа, а затем каждую половину еще раз разделил пополам, поставив во главе вторых половин подсобных императоров с титулом кесаря. Кесарем, то есть подсобным императором, в западной части Римской Империи стал Констанций Хлор, отец Константина Великого. В 306 году Констанций Хлор умер, и его место заступил его сын Константин, родившийся в городе Нише, на юге Сербии. Вскоре стало очевидным, что положение в Империи еще более усложнилось, из-­‐за системы «четверовластия» (так называемой «тетрархии»). Наступил период перманентной гражданской войны между «тетрархами», предел каковой был положен триумфом Христианства, через триумф Константина Великого.

Император Константин Великий

Св. Царь Константин. фреска


Константин Великий поначалу занялся благоустройством своей германской территории, однако он вскоре убедился, что подлинное спасение не в административных и не в политических манипуляциях, а в нахождении новых широких и прямых путей в будущее.
Первым таким путем был возврат к единоначалию, сиречь к подлинной монархии, и к восстановлению единства в империи. Ведь учрежденная со времен Августа империя не была настоящей монархией, а пожизненной военной диктатурой, с одновременным присоединением и титула верховного жреца. Лишь во второй половине третьего века римские императоры начинают носить диадему, то есть царскую корону, но при этом они одновременно начинают величать сами себя на своих монетах также и «богами». Для христиан такое величание было абсолютно неприемлемым.
Константин Великий добивается единства верховной власти в Империи, и вводит новую золотую монету, «солидум», как средство денежного обращения в Империи, просуществовавшую более семи веков после него.
Главным поворотом Константина в имперской политике было обращение его взора к единственным здоровым элементам, продолжавшим существовать в его государстве, несмотря на все процессы распада. Этой сокровищницей благих начал в тогдашнем обществе, как и в нашем сегодняшнем, было Христианское учение. Однако, оно отнюдь не преобладало в тогдашнем обществе. Христиане представляли лишь около десяти процентов всего населения Империи. Причем, в городах христиан было больше, чем в деревне. Также и в вооруженных силах в процентном отношении их было больше, чем во всей Империи. Их было еще больше среди лучших элементов общества и армии, чему ярким примером был Святой Георгий Победоносец, выдающийся римский военный трибун, замученный по приказу Диоклетиана в 303 году. Но, самое главное, христианские принципы и концепции были лучше во всех отношениях всех остальных убеждений, имевшихся в тогдашнем обществе. Таким образом, если христиане и не были тогда большинством в Империи, но качественно были лучше всех.
Подлинная историческая заслуга Константина Великого заключается в том, что он ясно увидел необходимость разделения между двумя категориями: монарха и «божества», с упрочением первой категории и с ликвидацией второй. В таком разделении, затем подтвержденном отказом императора Феодосия Великого от титула верховного жреца, можно видеть корень православной доктрины симфонии, окончательно оформленной Святым Юстинианом Великим через двести лет, в 530 году.

«Сим победиши»

Константин Великий имел видение Креста Господня с надписью «Сим победиши». Он мгновенно переменил символику римского войска, выдвигая перед ним новое Знамя с изображением Креста. С этим победным Знаменем он побеждает, и с тех пор оно становится Знаменем Христолюбивого Воинства Римской, Византийской и Российской империй. Больше того, именно это Знамя создает само Христолюбивое Воинство, как таковое. Вскоре это понятие фиксируется навсегда Святым Иоанном Златоустом в Христианской Литургии, во время которой возносятся моления за «Филохристу страту» (Христолюбимое воинство). Однако, было бы неправильно думать, что в результате воздвижения новой символики совершилось мгновенное преобразование Империи, из языческой в христианскую.


Константин Великий в 313 году даровал Христианской Церкви и христианам лишь свободу наравне с другими верованиями Это был лишь акт терпимости по отношению к Христианству, после всех предыдущих кровавых и жестоких гонений. В 2013 году исполнилось 1700-­‐летие Миланского эдикта, которым римские императоры святой Константин Великий († 337) и Ликиний даровали свободу вероисповедания всем жителям Римской Империи, в том числе и христианам, и впервые провозгласили, что «нужно предоставить права заботиться о Божественных предметах уму и воле каждого, по собственному его произволению», ибо «каждый имеет право свободно избрать и почитать то, что ему угодно».

Миланский эдикт


В феврале 313 года, император Константин Великий и его союзник император Ликиний встретились в Милане (Медиолане), где они издали специальный Эдикт о свободе вероисповедания, который с тех пор именуется Миланским эдиктом (Edictum Mediolanensium).
В этом Эдикте указано, что августы Константин и Ликиний сочли нужным предоставить «христианам и всем другим полную свободу (liberam potestatem) следовать той религии, какой кто может и какую считает для себя наилучшею, чтобы всякое Божество, какое только есть на небесном престоле, было милостиво и благосклонно к ним и всем нашим подданным».
В Эдикте говорится об общей свободе вероисповедания для всех подданных. Но так как решается вопрос собственно о христианах, то с особенным ударением императоры не раз возвращаются к той мысли, что отныне христиане не будут подвергаться никакому притеснению, что им дается полная свобода (liberam absolutamque facultatem) следовать своей вере. Всем другим гражданам предоставляется полное и открытое право выбора между существующими религиями. Кроме того, было сделано распоряжение о безвозмездном возвращении христианам их имущества и помещений для богослужебных собраний, конфискованных в последнее гонение. Если же они окажутся проданными в частные руки, то их покупатели могут требовать себе вознаграждение не от христиан, а от казны, в размере той суммы, которую они заплатили, ибо очевидно, что реально осуществить религиозную свободу невозможно без права на церковную собственность. Знаменательно, что именно это последнее право
пытаются повсеместно нарушить враги Православной Церкви и в наши дни.
Однако, самым трансцендентным значением Миланского эдикта является провозглашение этим Эдиктом человеческих прав, впервые в истории человечества, ибо первейшим человеческим правом является право на свободу вероисповедания и совести. Это подтверждается и тем, что Миланский эдикт был затем дополнен в этом смысле рядом других постановлений. Например, через несколько лет, император Константин запретил метить калённым железом лица осуждённых, ибо «на всех человеческих лицах отражается небесная красота». Он также ясно определил норму, продолжающую быть действительной и в наши дни: «В вопросах веры, каждый должен следовать велениям своего сердца

Процессы преображения


Для окончательного триумфа христианского преображения тогдашнего Римского Государства понадобилось еще около 80 лет. Лишь в 391 году испанский император Феодосий Великий официально провозгласил в Константинополе Римскую Империю христианским государством.

За эти 80 лет произошло очень много знаменательных событий в истории человечества. Силы Ада, всегда умеющие поддерживать непрерывную цепь провокаций в истории человечества, на прекращение открытых гонений на Христианство ответили новым видом провокаций: ересями. В борьбе со страшной ересью арианства, снова ярко выделился Святой Константин. Еще даже не будучи крещённым, осенённый Свыше, он созвал в 325 году Первый Вселенский Собор в Никее, который он лично открыл, хотя затем официально и не присутствовал на нем. На этот Никейский Собор были приглашены также епископы из соседних стран. Значит, это был не только имперский, но поистине вселенский Собор.

Первый Вселенский Собор. 325 г.


Несмотря на первоначальное арифметическое превосходство сторонников Ария на Соборе, Святой Константин помогает вождям Православия одержать победу над ересью Ария, утверждением первой части Символа Веры, в котором определяется единосущность Сына Божия с Богом Отцом. Так утверждается принцип соборности, согласно которому Истина требует соборного единодушного согласия, ибо она преобладает над временными арифметическими подсчетами голосов. Сам Арий и последователи его ереси (занявшие левое крыло зала заседаний, став прообразом всех левых парламентских фракций) были преданы Никейским Собором анафеме, каковую никто больше никогда не сможет отменить.
Одновременно, Никейский Собор утвердил принципы нового Христианского календаря, являющегося синтезом ветхозаветного лунного календаря с римским Юлианским солнечным календарем. Затем Святой Константин заверил подписи Святых отцов Первого Вселенского Собора, полагая этим начало роли православных царей, как нотариусов Христианской Церкви. С этого момента, все церковные соборные постановления одновременно санкционировались и как государственные постановления. Согласно нашему великому русскому мыслителю Льву Тихомирову,
Сам Константин Великий, канонизированный Христианской Церковью, как «равноапостольный», стал прообразом православных царей, в том числе и русских.
Патриарх Иоасаф II Константинопольский, в соборной грамоте 1562 года, разрешает царю Ивану Грозному «быти и зватися царем законно и благочестиво; царем и государем православных христиан всей вселенной от востока до запада и до океана: да будешь ты между царями как равноапостольный и славный Константин».

Крестившись незадолго перед смертью, постигшей его в 337 году, Святой Константин оставляет после себя еще окончательно не устоявшееся христианское государство, и после его смерти продолжается борьба двух великих исторических процессов человечества: преображения и вырождения. Были моменты колебания даже самого царя Константина, под упорным давлением сторонников Ария, но на этом гибельном пути неизменно вставала спасительной преградой анафема арианству и самому Арию и принцип соборности. Даже из самого царского рода вскоре восстал дерзкий Отступник, попытавшийся провозгласить торжество антихристианской реакции.

Константин Великий добился единства высшей власти в Империи.
Более трудным и более длительным был процесс возврата к подлинной монархии, ибо для этого требовалось преодолеть ряд предыдущих преобразований и перестроек, совершенных в течение многих веков, а также и учесть новое религиозное положение в Империи. Константин Великий понимал, что высшая власть в Империи, которую он снова унифицировал, всё-­‐же не была верховной властью, и даже не была монархической властью, в полном смысле этого слова.

Дополнительный конституционный принцип

Памятник Константину Великому в Йорке (Англия)

Святой Константин Великий «являлся представителем не какой-­либо, хотя бы и христианской, народной воли, а выразителем народного нравственно-­религиозного идеала». Он был «новым монархом», который «выступил властью верховною…, но не безусловною, не абсолютною». (Л. А.
Тихомиров, Монархическая Государственность, Буэнос Айрес, 1968, стр. 143). Константин Великий понял, что «государство не может существовать без какого-либо идеократического элемента, без нравственного смысла. Империя Римская уже утратила свой идеократический элемент, и разлагалась именно от того, что не могла его почерпнуть в разлагающемся античном мире». (Л. А. Тихомиров, там-­‐же, стр. 138).

Он подводил легитимный фундамент под трансформацию императорской должности, понимаемой в смысле пожизненной диктатуры, в царское достоинство. «В привнесении этой новой идеи, христианской монархии, и состоял переворот, произведенный им, благодаря которому он продолжил жизнь Римской Империи еще на 1.000 лет, в ея Византийской переделке.» (Л. А. Тихомиров, там же, стр. 141).

Титул Императора первоначально в Риме обозначал лишь генерала-­‐победителя, триумфатора, затем к нему прибавилось значение также и пожизненного Диктатора и пожизненного Народного трибуна (представителя и защитника народа). Теперь-­‐же Император становился одновременно и Царём, на подобие первых семи царей Рима. Эти первоначальные Цари Рима, с латинским титулом Rex, имели коренной функцией совершать жертвоприношения римским богам от имени всех римских граждан. Во времена же Константина Великого это уже стало невозможным и ненужным, ибо римские граждане стали исповедовать разные религии и верить в разных богов. Уже два с половиной века до этого, Апостол Павел публично подтвердил, что он римский гражданин, хотя и не верит в римских богов. Это была уже иная конституционная ситуация, требовавшая новых политических форм.
Посему, 1700 лет тому назад, в своем Эдикте восточным провинциям Империи, через пару лет после Миланского эдикта, Константин Великий провозгласил новый конституционный принцип: «В вопросах веры, каждый должен следовать велениям своего сердца». Сам Царь стал гарантом этой новой свободы всех граждан, и таким образом восстановил симфонию между Верховной властью и верованиями народа, ставшими многоконфессиональными. Через шестнадцать веков это подтвердил затем и другой православный Царь, Николай Второй: «Я не Царь только русских, но я Царь всех моих подданных…». Для римских граждан, продолжавших придерживаться предыдущей римской языческой религии, Константин Великий сохранял титул Верховного Понтифика. Через шестьдесят лет, римский Император Грациан отказался от этого титула Верховного Понтифика и приказал убрать из Сената алтарь римской богини Виктории (Победы). Затем, в Новом Риме (Константинополе), император, испанец, Феодосий Великий подтвердил этот отказ, ибо в Сенате уже не было больше приверженцев старой римской религии, т. к. все сенаторы стали христианами.
Так были исправлены предыдущие конституционные римские реформы: была восстановлена Царская должность, вместо должности пожизненного Диктатора, но при этом были снова отделены от этой должности функции Авгура и Верховного Понтифика, ибо – согласно Евангелию – Кесарю надо давать лишь ему принадлежащее. Имперский Сенат был переведён в Новый Рим, хотя и в старом Риме продолжал еще некоторое время существовать местный городской Сенат. Многие сенаторские семьи переехали тогда из Рима в Константинополь, где они получили эемлю от Константина Великого.

Новые горизонты на добрых путях

Св.. Равноапостольные Константин и Елена


Константин Великий наметил также и ряд новых исторических тенденций и путей, без которых Римское Государство не смогло бы продлить свое существование еще на одиннадцать веков, после, уже тогда прошедших, его первых одиннадцати веков. Эти новые исторические направления продолжают быть актуальными и в наши дни. Их можно свести в основном к следующим четырём:
Перенос геополитического «центра тяжести» Империи с Запада на Восток. Этот процесс начался задолго до Константина Великого. Окончательный перенос в 330 году имперской столицы из Рима в «Новый Рим», построенный Константином на месте прежнего местечка Византия, завершил эту тенденцию. Лев Тихомиров считает, что при этом играли большую роль не только геополитические, экономические и демографические соображения, но также и историческая необходимость создания новых условий и новых символов для новой эпохи. Это также сблизило тогдашнюю греко-­‐римскую цивилизацию с другими восточными цивилизациями и культурами. Византийское искусство со временем включило в себя немало элементов восточных культур. Кроме того, новая столица Империи вскоре стала западным концом великого шелкового пути из Китая в Европу, а затем и южным концом «великого водного пути из Варяг в Греки».
Идея государственной необходимости общего просвещения и образования.
Именно со времён Константина Великого, в Византии (как мы сегодня называем
Восточную Римскую Империю) зарождается сильная тенденция следовать учению Платона о необходимости бороться с процессами политического вырождения и коррупции путём просвещения, воспитания и учебной подготовки кандидатов в правители. Эта тенденция на первый взгляд мало заметна, но она неумолимо присутствовала во многих мероприятиях, структурах и нормах Византии. Константинопольский университет был, по-­видимому, учрежден самим Константином Великим, а затем реформирован в 425 году императором Феодосием II Младшим. Императором Феодосием был назначен 31 профессор, для преподавания филологических и философских наук, права, медицины и астрономии. В дальнейшем, новые профессора должны были сдавать экзамены перед Сенатом. Оклады профессоров были весьма значительными, причем они получали от государства шелковые одежды и подарки к Рождеству. Через 20 лет преподавания, они получали титул графа первой степени и становились членами императорской свиты. Кроме этого константинопольского университета в Византии существовали и другие высшие учебные заведения, например в Александрии, до её завоевания арабами, и школы при библиотеках. В столичных городах всех провинций Византии существовали средние школы, а в провинциалных городах и многих деревнях – начальные. Церковные семинарии и высшие богословские школы существовали отдельно. В Византии было практически невозможно достичь высших государственных должностей без обладания высокой культурой. Население Византийской империи вообще имело гораздо более высокий средний уровень образования, чем варварская Западная Европа.
Идея правового государства при кодификации законов. Именно в Византии, начиная с самого Константина Великого, формируется и утверждается идея правового государства, в котором правовой строй является его конституционной основой. Лев Тихомиров считает, что этому способствовало возрождение подлинной верховной власти: «Константин Великий считал дело правосудия, особенно лежащим на нем, как на представителе власти БожиейПри этом Константин дал судьям право обращаться к нему лично для разъяснения сомнительных случаев, но осужденный по такой консультации с Императором – всё-таки сохранял обычное право апелляции.» (Л. А. Тихомиров, там же, стр. 142).

Идея и практика многонациональной империи, отличающейся от псевдоимперий участием элит периферийных меньшинств в общеимперском культурном творчестве и в центральном управлении всей Империей. Византия всё время полностью сохраняла беспрерывную преемственность с Античным миром и с его культурными достижениями.

Но Константин Великий хорошо понимал, что на месте Древнего Рима невозможно установить в полном расцвете новый христианский дух. Так он решил построить Новый Рим, в будущем Константинополь, или по-­‐славянски Царьград, который с 330 года становится столицей Римской Империи, а также и кафедрой Вселенского Патриарха, в чью юрисдикцию в 988 году войдет и наша Русь.
Константинополь был столицей Восточной Римской Империи в течение 11 веков, 24-­‐х лет и 18 дней. Он был торжественно объявлен столицей Империи 11 мая 330 года, в день праздника Пресвятой и Живоначальной Троицы, под именем «Нового Рима». После смерти Константина Великого он был неофициально переименован в Константинополь. Славяне его называли Царьград, а сами жители, согласно одному арабскому свидетельству Х века, просто «Город», по-­‐гречески «Стин Полин» (Styn Polin), название сегодня искаженное в «Cтанбул». Однако, в официальной переписке канцелярии Вселенских Патриархов , Константинополь продолжал именоваться «Новым Римом.»

Константинополь в XV веке

29 мая 1453 года, после долгой осады, столица Восточной Римской Империи, сегодня называемая Византийской, пала и была занята турками. Сражаясь простым воином на стенах Константинополя, пал и последний римский император Константин XI Палеолог, по сербской матери княжне Елене Драгаш также именовавшийся и Константином Драгаш. Его статуя, в классической форме римского воина, стоит на главной площади Афин, напротив афинского кафедрального собора. +

И. Н. Андрушкевич

Источник: КАДЕТСКОЕ ПИСЬМО № 138. Буэнос-­Айрес, май 2021 года (в сокращении).

Полностью можно прочитать здесь:

Deja una respuesta

Tu dirección de correo electrónico no será publicada. Los campos obligatorios están marcados con *