Saltar al contenido

Храм Всех Русских Святых в Итусаинго: Церковь, бывший монастырь и Усыпальница, закрытые для верующих

храм епархии РПЦЗ в Итусаинго

В пригороде Буэнос-Айреса по имени Итусаинго (или, по-другому Кастелар), на улице Малабия, находится храм в честь Всех Святых, в Земле Российской Просиявших, принадлежащий епархии Русской Зарубежной Церкви, но беззаконно удерживаемый с 2007 года раскольниками, воспрещающими православным верующим доступ не только в сам храм, но и в историческую Усыпальницу, где находятся останки около 400 русских эмигрантов, приехавших в Аргентину, в основном, после Второй Мировой Войны.

Храм поражает своими размерами и величественностью. Его строитель, отец Георгий Романов задумывал его как вариант для размещения Синода РПЦЗ, которому, как известно, в 1950 году пришлось покинуть Европу.


Русский Очаг


Само место, на котором был построен храм, получило название «Русский Очаг». «. Так назвал его о. Георгий Романов, посланный, в числе прочих лиц, Синодом РПЦЗ в Аргентину в 1947 году, для организации возможности переезда сюда части русских беженцев, в большом количестве находившихся в Европе после окончания Второй Мировой Войны, и желавших уехать подальше от границ СССР.
Отец Георгий, приехав в Аргентину, смог быстро установить контакт с ее правительством и лично с Президентом Хуаном Пероном. Получив государственную регистрацию «Православного Русского Очага» ( по-испански Hogar Ortodoxo Ruso) Президентским Декретом под номером 20645/48, а также субсидию на аренду места для приема русских беженцев, Отец Георгий начинает обустройство в Итусаинго (тогда у этого места было еще одно название: Вилья Ариса) первого общежития, приспособив для этого здание бывшей конюшни. Вскоре прибывают и первые беженцы, которых размещают в стенах общежития, обеспечивая их питанием и всем необходимым на первых порах.
В феврале 1949 года произошло первое отчетное Общее Собрание организации «Православный Русский Очаг», утвердившее ее Устав, в котором сказано , что оно «состоит из верных чад Православной Русской Церкви, почитающих Архиерейский Синод Русской Православной Церкви Заграницей единственной законной церковной властью этой Церкви, и что настоятелем Церкви, основанной Обществом при Очаге…должен быть только священник вышеупомянутой юрисдикции..и Глава этой епархии будет впредь по должности почетным Председателем Общества».


Истоки храма Всех Русских Святых

Эти вышепроцитированные слова были записаны с целью подчеркнуть принадлежность новосозднанного Общества канонической РПЦЗ, ведь в это время в Буэнос-Айресе во всю бушевал первый болезненный для Русской Церкви раскол, устроенный К. Изразцовым. Но эти же слова остаются особо актуальными и по сей день, при той ситуации, когда этот храм, вопреки воле его учредителей, беззаконно захвачен руками раскольников из «юрисдикции» А. Пашковского.

Указом Правящего архиерея архиеп. Пантелеимона от 9 сентября 1949 года о. Георгий Романов назначается Настоятелем будущей церкви Всех Русских Святых, и ему предписывается «принять все нужные меры к скорейшему открытию учреждаемого прихода».

рисунок храма проекта А.О. Михно

Первый временный храм был оборудован прямо в одной из комнат общежития. Через несколько лет, проведя все необходимые подготовительные работы, 6/19 июня 1955 года Высокопреосвященнейший Иоасаф, архиепископ Аргентинский и Парагвайский, совершил закладку храма Всех Святых, в Земли Российской Просиявших.

Автором проекта выступил инженер Олег Александрович Михно, сын священника и друг о. Георгия Романова. Он также написал многие из икон, помещенные в дальнейшем в храме. Прообразом нового храма был избран грациозный силуэт знаменитой церкви Покрова на Нерли.
Огромный храм, в котором, при необходимости, действительно мог разместиться весь Синод Русской Зарубежной Церкви, был выстроен вчерне к 1962 году, но внутренние работы и отделка храма продолжались еще по крайней мере десять лет. При этом храм сразу строился двух-ярусный.

Некрополь русской эмиграции

Газета «Наша страна» № 362

1 января 1957 года уже был освящен нижний храм-Усыпальница в честь преп. Иоанна Печерского, мощи которого были положены в основание храма при его закладке. Стены этого храма представляли собой стеллажи с ячейками, в которых было разрешено помещать ковчеги с останками русских людей, после эксгумации их на кладбище, по прошествии 4-5 лет после смерти. Как пишет о. Георгий в своем Рапорте августа 1957 г. к архиепископу Афанасию, «Разрешение помещать такие останки в церкви выдано нам впервые в Аргентине с 1825 года, когда особым законом направленным против римо-католической церкви были запрещены всякия похороны на «святом месте», как гласит закон. Полученное разрешение, таким
образом, является очевидной милостью Божией к Русской Православной Церкви Заграницей»
.
На этом рапорте Владыка Афанасий ставит от руки отметку: «С благодарностью Богу принимаю к сведению это извещение». Это действительно было чудом – обретение возможности для русской диаспоры иметь свою Усыпальницу, вечно хранить в ней кости своих усопших (ибо на аргентинских кладбищах их вырывают из земли по прошествии несколько лет и складывают в общие могильники). В этом нижнем храме сразу начали регулярно служить панихиды, на которые могли попасть все желающие, как и приобрести здесь место для урны.


Возможно, к 1957 году стало уже вполне ясно, что Синод Зарубежной Церкви не будет переселяться в Аргентину. Во всяком случае, именно в документах этого года впервые встречается идея создания в Кастеляре монастыря. Отец Георгий сообщает в своем благодарственном письме некоему лицу за сделанное пожертвование 1 марта 1957 года: «В будущем на обширном участке, окружающем строящуюся церковь, предполагается устроение православного русского монастыря. Таким образом, строящийся храм несомненно будет иметь обще-епархиальное значение , так как усыпальница может быть использована жителями всей Республики, а будущий монастырь может явиться православным духовным центром для всей Южной Америки».


Борьба с церковными мятежниками


Идею монастыря осуществил, спустя 13 лет, Владыка Леонтий (+1971). Все эти годы, до его приезда в Аргентину в конце 1969 года, храм Всех Русских Святых был частью благотворительного общества «Православный Русский Очаг», юридически принадлежащим ему и не разделимым с ним. Хотя это Общество позиционировало себя как «Епархиальное», и с таким «титулом» даже помещало свои объявления в газете, на деле же принадлежало не Церкви, а основанной о. Георгием Ассоциации. Каноническая церковная сторона Устава этой организации была более правильной, нежели в извращенной Изразцовым Ассоциации Троицкого храма в Буэнос-Айресе.
Но все же была опасность, что после смерти основателя и Председателя Очага, храм мог подвергнуться искушению искать себе другую юрисдикцию, повинуюсь субъективным человеческим влечениям. Поэтому в 1960 году Владыка Афанасий, исправивший до этого Устав Аргентинской епархии, вносит, с благословения Синода, уточнения и в Устав «Русского Очага»: в том смысле, чтобы ее Председатель – Настоятель храма Всех Русских Святых, был утверждаем и назначаем Епархиальным Архиереем.

Гробница о. Георгия Романова (справа) в Усыпальнице храма в честь св. Иоанна Печерского

В 1968 году почил, быв похоронен в Усыпальнице, отец Георгий Романов. И нового Настоятеля храма Всех русских Святых, назначенного Владыкой Афанасием, Общество «Очага» ни за что не хотело принимать. Были скорее готовы продать участок храма посторонним лицам, нежели отдать его Церкви. Они изготовили фальшивый документ с выдуманным именем председателя, и даже получили уже какие-то деньги. Настоятель наложил вето на продажу и начал судиться с Обществом. Закон был на его стороне, но смиряться гордые «храмовладельцы» не желали. Только когда неожиданно, в следующем, 1969 году, Владыку Афанасия перевели на Австралийскую
кафедру, и должен был вскоре приехать новый архиерей из Чили, горе-реформаторы осознали, что зашли уже слишком далеко. В ноябре 1969 года они поехали в Чили к новоназначенному архиеп. Леонтию, и пав «на колени» просили его помощи: «Владыка, спасайте нас! Нам грозит тюрьма». Обо всех этих событиях мы узнаем из большого интервью 1999 года, взятого д. А. Псаревым, в котором участвовал тот неугодный Обществу Настоятель, о. Владимир Шленев. Дословно законспектировано, как этот, тогда еще канонический священник, с гордостью рассказывает, что он «защитил храм, чтобы он остался при Зарубежной Церкви». И даже рассказывает, как он пострадал немного за это правое дело в Синоде, где сначала его поступки поняли неправильно.
Как разъясняет нам в интервью о. Владимир, «заслуга именно владыки Афанасия, что он именно указал, что епископ правящий может быть только назначен Синодом и больше ничего. Больше никто не может прийти. И это помогло нам защищаться от многих церквей, у которых было желание отнять, или перейти в какую-либо другую юрисдикцию. В этом смысле было много сделано, и закончил владыка Леонтий, честь и слава, что он сумел их поставить на место. И так осталась наша церковь

К сожалению, впоследствии сам отец Владимир Шленев предал юрисдикцию, в которой был в тот момент ее Секретарем, за что был лишен всех должностей и запрещен в священнослужении. В настоящий момент, объединившись с раскольниками из Изразцовской Ассоциации, он беззаконно удерживает в своем владении ключи от храма, и никого туда не пускает.

Но вернемся к моменту законной передачи храма в собственность епархии.


Монастырь в честь Всех Русских Святых

Владыка Леонтий, со свойственной ему дипломатической смекалкой, сразу нашел выход, как вернуть храм Церкви, а членов общества «Русский Очаг» избавить от неудобного им Председателя.
Он объяснил последним, что храм надо вернуть епархии, и тогда неприятный им священник сам уйдет с поста председателя благотворительного общества. Так оно и вышло. Вскоре по приезду Владыки в Буэнос-Айрес, после некоторой борьбы, подписана дарственная купчая, по которой храм и дом для причта юридически отходил к епархиальной Конгрегации, а беженское общежитие оставалось в ведении благотворительной организации «Русский Очаг».

Объявление в газете «Наша Страна» №1062 от 30 июня 1970 года

Настоятелем храма Всех Русских Святых становится теперь сам архиерей, а служит в нем все духовенство епархии, по очереди. Тогда же, с подачи о. Владимира Скалона, возникает традиция ежегодного паломничества в Кастеляр всех клириков и прихожан епархии в день праздника Всех Святых, в земли Российской Просиявших.

М. Ксения и м. Иоанна

Вслед за Владыкой Леонтием из Чили приехали две монахини: м. Ксения и м. Иоанна.
Это были насельницы монашеской общины во имя Успения Пресвятой Богородицы, недалеко от Сантьяго, в который жили 5 монахинь, прибывшие туда со Святой Земли. Владыка Леонтий предложил этим монахиням убежище в его епархии в 1958, году после того, как принадлежащий ранее РПЦЗ Горненский монастырь в Иерусалиме перешел в ведение Московской Патриархии. Мать Иоанна была чистокровной арабкой, родившейся на Святой Земле. Матушка Ксения была игуменией обители в Чили, но Владыка благословил ей основать новый монастырь в Аргентине. Монахини пели на клиросе, писали иконы и занимались благоустройством храма и территории.

В помощь им, «Заведующим по всем делам связанным с Обителью и Усыпальницей» был назначен Г. П. Буряк, впоследствии управлявший храмовым хором на больших праздниках. И дополнительно назначалась Комиссия «для разрешения всех вопросов хозяйственной части», в составе Секретаря Православной Конгрегации протодьякона Владимира Скалона и личного Секретаря Владыки Леонтия, Игоря Николаевича Андрушкевича.

Иконостас верхнего храма


За короткое время существования монастыря в Кастеляре храм принял благолепный вид: было написано множество икон и положен каменный пол.

Неожиданная смерть Владыки Леонтия 2 июля 1971 года положила конец развитию монастыря. Через некоторое время монахини возвратились в свою прежнюю обитель в Чили. Там они и почили, и похоронены на Русском Кладбище недалеко от Сантьяго, вместе с Владыкой Леонтием.


Новая борьба за храм

обветшалый храм Всех Русских Святых

К сожалению, в самом городке Кастеляре (Итусаинго) не возникло какой-либо значительной колонии русских, и у храма фактически не было собственного прихода. Русский Очаг, исполнив свою первоначальную функцию общежития беженцев, стал со временем лишь домом для нетрудоспособных престарелых эмигрантов, которые доживали там свои дни. Богослужения в храме после смерти о. Георгия Романова проводились сначала лишь раз в месяц, а затем все реже и реже…
В 1991 году, когда храм посетили участники VII съезда русской православной молодёжи, отмечалось, что «храм пребывает сейчас в некотором запустении».


Епархиальное общество «Православный Русский Очаг» наконец «перестало быть активным»,выражаясь в юридическая терминах, и не имеет действующих членов. Если у современной русской диаспоры найдутся желающие его возродить, то можно будет продолжить дело его основателей.
О «Русском Очаге» мы еще будем рассказывать на нашем, сайте, о том, какой вклад внесло это общество в дело переселения русских эмигрантов в Южную Америку.

К 2007 году Настоятелем храма Всех Русских Святых являлся тот священник Южно-Американской епархии, которого так не хотели видеть на этом посту устроители «Очага». Накануне Примирения двух частей Русской Церкви его частенько стали видеть раздающим листовки и брошюрки, призывающие настраиваться против предстоящего события. Присылалась эта пропаганда из Северной Америки, откуда также и щедро спонсировали зелеными банкнотами многих из тех, кто эту пропаганду распространял.


А сейчас, благодаря той пропаганде, которая так стремилась помешать каноническому единению всей Русской Церкви, православные верующие в Аргентине не имеют доступа в исторический храм Всех Русских Святых. Так же как и не могут посетить захоронения своих близких те, кто когда-то отдал их останки на вечное хранение в Усыпальницу преп. Иоанна Печерского, и платил за это. В предстоящий в этом году 4 июля Праздник Всех Святых, в Земли Российской Просиявших, мы не можем молиться в этом храме, пока он не будет возвращен Церкви и переосвящен заново после осквернения расколом.

Крестный ход на Престольный Праздник в храме Всех Русских Святых в Итусаинго


Дай Бог опомниться престарелому, 94-летнему батюшке, запрещенному в священнослужении, и успеть покаяться накануне отхода в Вечность. Будем молиться о заблудшем прот. Владимире, который может сам вернуть храм Всех Русских Святых в лоно Русской Церкви. В любом случае, однажды это должно произойти.

Храм является исторической достопримечательностью Итусаинго. В 2014 году мэр этого города обратился с открытым письмом к президенту Российской Федерации В.В. Путину, где говорит о большом культурном значении русской церкви византийского стиля в его городе. А также предлагает наладить сотрудничество. Эта страница в истории храма Всех Святых, в Земли Российской Просиявших, еще ждет своего часа.

Соборное богослужение в храме Всех Русских Святых в былые годы…
Deja una respuesta

Tu dirección de correo electrónico no será publicada. Los campos obligatorios están marcados con *